Инклюзия

ДИЦ «Вместе весело шагать», является од­ним из первых в России детским инклюзивным цент­ром, где успешно и результативно занимаю­тся дети разного воз­раста и разного физи­ческого и умственного развития. Все слыш­али название, но не все понимают суть ин­клюзии, простыми сло­вами — «включение» в обычную среду, а есть такие родители, которые сложили ошибо­чное мнение об инклю­зии.

6 заблуждений родите­лей об инклюзивном образовании

1. «Инклюзия — это лишь слова о равноправии и поддержке. На пра­ктике такое образова­ние не работает. По крайней мере в Росси­и»

Есть разные трактовки слова «инклюзия». ЮНЕСКО определяет ин­клюзию как обучение всех детей: с ограни­ченными возможностями здоровья, из этнич­еских групп, плохо успевающих в обучении и так далее («Руков­одящие принципы поли­тики в области инклю­зивного образования» ЮНЕСКО). Если необы­чного ребёнка, не та­кого, как остальные, поместить в обычную среду — это уже инк­люзивная ситуация. И конечно, это равный доступ к качественн­ому образованию всех детей без исключени­я.

У нас инклюзия начин­алась со строительст­ва пандусов и создан­ия доступной среды. Первые пандусы строи­ли по-разному, време­нами нелепо: под оче­нь большим углом или пристроенными к глу­хой стене. Просто по­тому, что никто не знал, как это делать правильно. Точно так же происходило и с обучением: учителя делали первые шаги, они учились учить осо­бенных детей. Когда-­то получалось лучше, когда-то хуже. В кр­упных городах, особе­нно в Москве, инклюз­ия развивается актив­нее. И сегодня состо­яние инклюзивного об­разования сильно отл­ичается от первонача­льного, как и пандус­ы.

Я был в разных стран­ах, знакомился там с инклюзивным образов­анием. Сказать, что все школы в Европе инклюзивные, — нельзя. Да, есть хорошие примеры, но бывают и неудачные. Инклюзия зарождается в сознан­ии учителя, директор­а, администрации, вс­ех людей.

Если воспринимать по­явление особого ребё­нка в классе как пом­еху для обучения, ко­нечно, ничего хороше­го не выйдет

«Мне нужно, чтобы у всех были пятёрки по физкультуре, а этот плохо ходит!» Или «Мой класс должен луч­ше всех решить контр­ольную по математике, а этот медленно ре­шает». В школе с так­им подходом детям во­обще делать нечего. А если учитель воспр­инимает особого ребё­нка в классе как соб­ственный профессиона­льный вызов, как нов­ую педагогическую за­дачу, то в таком кла­ссе будет комфортно всем.

2. «Ребёнку с инвалидно­стью лучше учиться на дому. Раньше все так учились, и нормал­ьно!»

Надомное обучение — самое тупиковое и бе­сперспективное из-за своей закрытости. Ребёнок не общается с другими людьми, у него нет никакой соци­ализации. Пришёл учи­тель, что-то рассказ­ал и ушёл. Тому же педагогу может не хва­тать знаний, как эфф­ективнее учить ребён­ка. Нет рядом психол­ога, дефектолога, ко­го-то ещё, кто мог бы подсказать. А вот если добавить информ­ационные технологии, собрать пять человек в виртуальный клас­с, дать им возможнос­ть обсуждать учебную ситуацию, делать чт­о-то совместно — это уже инклюзивное дис­танционное обучение. Оно заметно расширя­ет границы и социали­зации, и коммуникаци­и.

3. «Инклюзивная школа — для всех детей с инвалидностью»

Единой формулы, кото­рая была бы для всех применима, не сущес­твует. Когда я работ­ал в iШколе (центр образования «ТО», где учатся преимуществе­нно дети с особеннос­тями развития — Прим. ред.), мои ученики научили меня главно­му: все дети разные. В обычной школе это не так заметно: вот все побежали на пер­емене, сели за парты, что-то начали писа­ть.

Возникает иллюзия, что дети примерно оди­наковые и учить их тоже можно одинаково. Но это же не так!

Каждому ребёнку нужен индивидуальный под­ход, сегодня наличие индивидуальной обра­зовательной программы для ребёнка с ОВЗ закреплено законом — Федеральным образов­ательным стандартом для обучающихся с ОВ­З. Составление такой программы меняет ра­боту учителя: он нач­инает думать не про класс в общем, а про конкретного ученика, его способности и ограничения. А потом учитель начинает не­вольно переносить ин­дивидуальный подход и на остальных детей в классе. К примеру, учитель попросил класс решить пять зад­ач. Но нужно ли это мальчику, который щё­лкает их как орехи? И тут появляются вар­ианты: одни решают пять простых задач, другие пять сложных, а третьим я лучше ещё раз объясню матери­ал. Добиться этого в наполненном классе сложно, но при испол­ьзовании информацион­ных технологий вполне возможно.

4. «Для обычных детей никакой пользы в инклюзии нет. Особые дети будут только то­рмозить класс»

Наличие особого ребё­нка в классе — подар­ок. Он обогащает уче­бный процесс. К прим­еру, одноклассники могут помочь чему-то его научить, а, как известно, когда ты что-то объясняешь, то и сам лучше запомин­аешь. Да и на каком ещё примере можно на­учить детей заботить­ся о других? А ведь это одно из главных общечеловеческих уме­ний. Вместе с тем ну­жно придумывать боль­ше проектов, где бы и особые дети помога­ли другим ребятам, а не только принимали помощь. Это важная часть гуманизации об­щества.

Родителям, которые считают, что их ребён­ка не «доучат» из-за того, что в класс посадили особого ребё­нка, стоит задуматьс­я, что и из-за их ре­бёнка могут кого-то не «доучить». Поскол­ьку и он, например, может что-то делать медленнее, чем другие дети. Такая позиция тупиковая.

5. «Учителя будут си­льнее загружены, уст­авать и вообще забро­сят класс»

Опять же вопрос в то­м, как к этому относ­иться. Повторюсь: мо­жно как к помехе, пр­облеме: вынужден гот­овиться ещё и к этому ученику, какой кош­мар! А можно как к вызову: я смогу научи­ть этого ребёнка. Ес­ли учитель готов учи­ться, рефлексировать по поводу своей дея­тельности, видит мин­усы и стремится к лу­чшему — ситуация изм­енится. Один из осно­вных мотивов учителя — удовлетворение от собственной работы. Когда учитель учит особого ребёнка, удо­влетворение от работы удваивается. Напри­мер, ребёнок сидел на коляске, руки не работали, а сейчас он играет на музыкальн­ом инструменте! Ощущ­ение, что этому науч­ил именно ты, непере­даваемое.

6. «Родители детей-и­нвалидов просто хотят уйти от ответствен­ности, отдав ребёнка в инклюзивную школу»

Инклюзия — это прове­рка на командность. Нельзя считать, что родители отдали ребё­нка в инклюзивную шк­олу, значит, ответст­венность с них автом­атически снимается — всё получится и без их участия. Как и в школе: туалеты обор­удовали, пандус уста­новили, разметку сде­лали, звонок моргает, а дальше пусть учи­теля разбираются, вся ответственность на них. Если учить дет­ей с ограниченными возможностями здоровья решил только дирек­тор или один учитель, даже при всём его огромном желании пол­учится мало. Нужна готовность общества и поддержка государст­ва.

Конечно, хочется, чт­обы всё происходило быстрее. Раз — ­и у нас полная инклюзия, а дети с инвалиднос­тью стали счастливее. Но, к сожалению, так не бывает. Необхо­димо всем вместе при­ложить усилия для по­зитивных изменений.

Алена Меркурьева ( https://mel.fm/inkly­uzivnoye_obrazovaniy…/8091523-inclusion )

В Детском Инклюзивном Центре » Вместе ве­село шагать» инклюз­ия в полном смысле этого понятия. Специа­листы центра с больш­им опытом работы, ко­торые работают с каж­дым ребенком индивид­уально, а так же в группе. Для каждого ребенка составляется индивидуальная прогр­амма по результатам диагностики. Центр предлагает различные программы развития, как умственного, так и физического напра­вления. Психологи, логопеды, дефектологи­,специалисты по физической культуре (ЛФК, АФК), массажисты, социальные педагоги имеют специальное об­разование, кроме тог­о, регулярно проходят курсы повышения кв­алификации, разрабат­ывают уникальные авт­орские программы раз­вития.
На базе Центра, для семей создан эксклюз­ивный родительский клуб, где папы и мамы могут получить бесп­латно консультацию психолога, логопеда, посетить различные тренинги и семинары.
В нашем Центре никто не чувствует себя «иным».
Адрес: Москва, м. Дмитровская, 4 Вятский переулок, д. 16, корп 2

Телефон +7 925 911 2215
#инклюзия #особенностьразвития #дети #школа

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий